В ГД ответили на вопросы о поправках про удаленную работу

Обсуждение прошло в рамках вебинара по законопроекту фракции «Единая Россия». На вопросы участников ответили Первый заместитель руководителя фракции Андрей Исаев и Первый заместитель Председателя Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Тарасенко
трудовой кодекс

В частности, была затронута тема соблюдения права на личное время – как будет регулироваться в законе соблюдение графика работы, как работник будет защищен, если работодатель нарушает временные рамки, при этом в договоре отсутствует упоминание о ненормированном рабочем дне, какая обязанность по оплате закрепляется за работодателем.

Смотрите также

Как отметил Андрей Исаев Исаев Андрей Константинович Исаев
Андрей Константинович
Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ»
, предложенный законопроект является частью Трудового кодекса — это глава об особенностях труда.

«В соответствии с логикой Трудового кодекса РФ, если в главе об особенностях труда не прописаны какие‑то иные нормы, то на работника распространяются все нормы, установленные Трудовым кодексом», — разъяснил депутат.

Так, на работника, подчеркнул парламентарий, распространяются нормы Трудового кодекса о том, что продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю, что также относится и к сотрудникам, работающим удаленно.

Распределение этих 40 часов отдается на урегулирование работника и работодателя, с учетом специфики выполняемой работы, пояснил Андрей Исаев.

Также принимается порядок взаимодействия, который должен предусматривать в том числе график взаимодействия и график работы удаленного работника.

«Это предусматривается либо трудовым договором, если работника сразу берут на дистанционную или комбинированную работу. А если работник переводится временно по объективным обстоятельствам, но в трудовом договоре не было предусмотрено дистанционной работы, то подписывается дополнительное соглашение и там график взаимодействия, личное время работника, с нашей точки зрения, должны быть указаны в обязательном порядке», — уточнил депутат.

Как рассказал парламентарий, отдельная статья начинается со слов «личное время работника неприкосновенно»: «При этом мы понимаем, что у работодателя могут возникнуть какие‑то объективные причины, которые будут побуждать его выйти на взаимодействие с работником за пределами графика или личного времени. Эти причины оговорены — это чрезвычайные ситуации, обстоятельства, острая производственная необходимость. К примеру, к руководителю предприятия пришли ревизоры, а у главного бухгалтера в этот момент личное время. Он может выйти на взаимодействие, но такое взаимодействие за пределами графика рабочего времени работника осуществляется с его согласия и должно оплачиваться как сверхурочная работа — это 152 статья Трудового кодекса. Первые два часа в полуторном размере, последующее время в двойном размере. Для работодателя это будет дополнительным сдерживающим фактором, чтобы острая производственная необходимость не превращалась в хроническую».

Андрей Исаев выразил надежду, что эти нормы, которые присутствуют в законопроекте, личное время работника защитят.

«Мы не дублируем те нормы, которые уже есть в Трудовом кодексе, мы понимаем, что сама логика Трудового кодекса такова, что если не оговариваем особенности, значит, действует общее правило», — заключил Андрей Исаев.

Ненормированный график

Парламентарии подчеркнули, что ненормированный рабочий день – это не постоянное преувеличение установленного рабочего времени в 40 часов в неделю, это редкое использование этого времени. «Мы отдали работникам и работодателям возможность создавать график, но мы не даем право работодателю выходить за рамки 40 часов», — сказал Андрей Исаев.

«На сегодняшний день ненормированный рабочий день – это дыра в трудовом законодательстве», — считает он.

«С нашей точки зрения, здесь два пути: либо четко оговорить категории, у которых может устанавливаться ненормированный рабочий день, но это не значит, что его можно растягивать сколько угодно, это значит, что иногда он может выйти за рамки. Либо прописать такой уровень социальных гарантий за ненормированный рабочий день, чтобы работодатель десять раз подумал, надо ли оно ему. Например, не менее десяти дней к отпуску», — сказал Андрей Исаев.

Можно ли будет штрафовать «удаленщиков»

Поднимался также вопрос, за нарушение порядка взаимодействия к «удаленному» работнику могут применяться только дисциплинарные взыскания, предусмотренные Трудовым кодексом? Или же локальными нормативными актами могут устанавливаться дополнительные меры взыскания, меры ответственности?

По словам Андрея Исаева, на дистанционных работников будут распространяться общие нормы Трудового кодекса.

Потребует ли принятие поправок к Конституции внесения изменений в Трудовой кодекс

«Мое личное мнение – безусловно, да, — заявил Андрей Исаев. — Потребуются изменения в ТК, направленные на повышение статуса трудящихся и повышение статуса института социального партнерства».

Может ли работодатель отказать в переводе на «удаленку»

По словам Михаила Тарасенко Тарасенко Михаил Васильевич Тарасенко
Михаил Васильевич
Депутат Государственной Думы избран по избирательному округу 0115 (Левобережный – Липецкая область)
, ответ на этот вопрос зависит от возможностей предприятия и от взгляда руководства на организацию рабочего процесса. Он сообщил, что в законопроекте планируется прописать, какие группы работников будут иметь преимущественное право на использование удаленного режима. По его словам, это прежде всего женщины с маленькими детьми, ряд других льготных категорий.